МАРКС (МаRх) Карл Генрих


МАРКС (МаRх) Карл Генрих
(1818— 83) — создатель (вместе с Энгельсом) научного мировоззрения — марксизма, включающего в себя диалектический и исторический материализм,  политическую экономию и научный коммунизм, вождь международного пролетариата. Ленин писал, что в «марксизме нет ничего похожего на «сектантство» в смысле какого-то замкнутого, закостенелого учения, возникшего в стороне от столбовой дороги развития мировой цивилизации» (т. 23, с. 40). Марксизм возник в гл. русле течения всей мировой культуры и впитал в себя не только достижения предшествующей философской, экономической и социальной мысли, являющиеся гл. «прямыми и непосредственными теоретическими» источниками марксизма, но и в более широком плане — все достижения научной, этической, эстетической мысли человечества. С полным правом, следовательно, можно говорить и о худож.-эстетических предпосылках возникновения и развития марксизма. М., как известно, рос в высокоинтеллектуальной духовной атмосфере. С детства для него были близкими имена Гомера, Шекспира, Сервантеса, Вольтера и Руссо, Расина и Лессинга. Увлечение иск-вом, собственные поэтические и литературно-критические опыты благотворно отразились. на зрелых произв. М., сочетающих глубокую теоретическую мысль с блестящей худож. формой изложения. Развитие его худож. самосознания шло рука об руку с развитием политического самосознания. Мир свободолюбивого иск-ва побудил его стать на революционно-демократические позиции,а потом способствовал его переходу на позиции коммунизма. Переход этот начался еще в период сотрудничества в «Рейнской газете» (1842—43) и непосредственно проявился в статьях, опубликованных в «Немецко-французском ежегоднике» (1844), отмеченных темпераментом революционного борца и совершенным литературным стилем пламенного публициста. Литературно-худож., эстетический интерес представляют первые совместные произв. М. и Энгельса «Святое семейство» (1845) и «Немецкая идеология» (1845—46), изобилующие беллетристическими реминисценциями, содержащие язвительную, уничтожающую критику представителей мелкобуржуазных течений. Шедеврами литературного стиля, сочетающего четкую и образную научную мысль с литературно-худож. формой изложения, являются «Манифест Коммунистической партии» (1848), написанный вместе с Энгельсом, а также памфлет «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (1852). Словесная ткань даже такого строго теоретического творения М., как «Капитал» (1857— 83), пронизана метафорическими оборотами, сравнениями, аллегориями. Марксизм, следовательно, в своих истоках есть система как научно-теоретическая, так и худож.-образная, эстетическая. Причем худож.-сатирическое начало в произв. М. (как и Энгельса) не есть только литературная форма изложения, нечто «дополнительное», лишь внешне украшающее высказываемые мысли. Оно в какой-то мере и исток этих мыслей, живой бродильный фермент, помогающий рождению гениальных идей. М. живо интересовался иск-вом. Его высказывания об иск-ве носят разрозненный характер. Тем не менее в контексте всего его учения они представляют стройную систему эстетических взглядов, проникнутую научным мировоззрением. М. рассматривает иск-во не как нечто данное в себе, самоцельное, а конкретно-исторически, в связи с определенным способом производства той или иной общественно-экономической формации. Так, тайну совершенства, законченности, пластичности, человечности античного иск-ва, напр. скульптуры, что так восхищает нас и поныне, помогают понять фундаментальные положения, М. о существенных чертах самого античного об-ва. Он отмечает, что в древн. воззрениях богатство никогда не выступает как цель производства, для них важно, какая форма собственности обеспечивает государству наилучших граждан. Развивая лучшие традиции и преодолевая известную ограниченность классической эстетики (англ. и фр. просветителей XVII—XVIII вв., Канта, Гёте, Шиллера, Гегеля и др,), М. рассматривает идейное содержание и общественную ценность эстетической теории, а также прогресс в искусстве  с позиций последовательного материализма и историзма. Такой подход позволил вскрыть источник неувядаемой жизненной силы иск-ва античности и по достоинству оценить противоречивую худож. культуру совр. ему буржуазной эпохи. Иск-во древн. греков — это порождение «нормального детства» человечества, И как бы прекрасно и совершенно оно ни было, оно невозвратимо. «Обаяние, которым обладает для нас их искусство, не находится.в противоречии с той неразвитой общественной ступенью, на которой оно выросло. Наоборот, это обаяние является ее результатом и неразрывно связано с тем, что незрелые общественные условия, при ко-. торых это искусство возникло; и только и могло возникнуть, никогда уже не могут повториться вновь» (т. 46, ч. I, с. 48). Даже нек-рые жанры античного иск-ва бесследно и невозвратно исчезают. «Относительно некоторых форм искусства, например эпоса, даже-признано, что они в своей классической форме, составляющей эпоху в мвдровой история, никогда уже не могут быть произведены, как только началось производство искусства как-тиковое; что, таким образом, в области самого искусства известные значительные формы его возможны только на низкой ступени развития искусств» (там же, с. 47). Выдвинутый М. тезис об исторически противоречивых взаимоотношениях развития техники, материального производства вообще и эстетического развития человечества подвел к правильной оценке иск-ва эпохи капитализма. Классическая формула М- гласит: «...капиталистическое производство враждебно известным отраслям духовного производства, например искусству и поэзии» (т. 26, ч. I, с. 280). Эта формула не отрицает достижений буржуазного иск-ва. В частности, высокое развитие таких форм худож. творчества, как музыка, лирическая поэзия, литературная проза (особенно роман — жанр почти неизвестный в античности). Враждебность общественных условий капитализма иск-ву М. усматривает прежде всего в том, что победы цивилизации куплены здесь ценой потери морального качества (т. 12, с. 4). Гениальные худож. творения нового времени, к-рые выражали протест против меркантильности, бездушности, торгашества, ханжеской морали буржуазного об-ва, оказывались тем самым враждебными ему, хотя и были им порождены. Важнейшая особенность и традиция марксистской эстетики — подход к проблемам эстетического отношения к действительности во взаимосвязи с глубочайшими вопросами современности. М. и Энгельс не строили утопических^ схем насчет того,каким будет иск-во коммунистического об-ва, но подчеркивали гл.: культура этого об-ва перестанет быть отчужденной формой, монополией господствующего класса, а станет достоянием всех. В коммунистическом об-ве, где гармоническое, универсальное развитие человека станет самоцелью, этому будет служить •и иск-во.


Эстетика: Словарь. — М.: Политиздат. . 1989.